Почему раздельный сбор отходов не избавит Россию от свалок

Эксперт рассказала, что не так с мусорной реформой и как это исправить

В России идут два процесса — мусорная реформа и опережающий ее рост количества отходов, большую часть которых невозможно сегодня переработать. Руководитель направления по взаимодействию с органами власти в экологической ассоциации «РазДельный Сбор» Анна Гаркуша рассказала Plus-one.ru о «волшебной таблетке» от мусорной проблемы и о том, почему никто не спешит ею воспользоваться.

Анна Гаркуша, эксперт движения «Раздельный сбор»

Фото из личного архива

Российская мусорная реформа похожа на дырявую лодку, из которой пассажиры вычерпывают воду, но никак не додумаются заделать пробоину. По мнению аудиторов Счетной палаты, производство отходов потребления растет такими темпами, что через шесть лет в стране не останется места под мусорные полигоны. При этом в законодательстве есть «волшебная таблетка» для решения проблемы, воспользоваться которой никто не торопится. Речь идет об иерархии подходов к управлению отходами. В тексте 89-ФЗ РФ «Об отходах производства и потребления» она упоминается как «основы госполитики в приоритетной последовательности». Иерархия построена на принципах 3R — Reduce, Reuse, Recycle. В переводе на русский это означает: «предотвращай появление отходов, используй повторно, перерабатывай». По закону приоритетными мерами считаются предотвращение и сокращение образования мусора. После идут раздельный сбор (РСО), затем — сортировка, потом — переработка и в самом конце — сжигание. Как мы видим, раздельный сбор и переработка — не самые главные инструменты для решения проблемы отходов.

К слову, и они приживаются с трудом. Годами экоактивисты ходили по кабинетам и объясняли чиновникам важность РСО. В большинстве случаев госслужащие вежливо улыбались и объясняли, что раздельный сбор нерентабелен и не имеет смысла, так как уже сейчас техника позволяет решить задачу разделения мусора на автоматизированных комплексах.

Мусорная реформа началась со строительства сортировочных станций для смешанных отходов. Практика уже показала их неэффективность: из общего потока удается извлечь мало вторсырья, оно низкого качества. Постепенно и региональные операторы, и чиновники стали соглашаться, что сортировать отходы следует в местах их образования — в домах, квартирах, офисах, ресторанах и т.д.

В 2019 году в Москве и Подмосковье стартовал двухпоточный придомовой раздельный сбор: в синий контейнер — перерабатываемые отходы, в серый — все остальное. Но около половины того, что поступает на сортировку, переработчики не могут переработать в новую продукцию. В итоге мусор оказывается на свалке или сжигается.

Почему так происходит:

В России отсутствуют серийные технологии переработки некоторых материалов. В основном речь идет о композитных материалах с маркировками 7 и С/...., а также ламинированной картонной упаковке. К этой же категории можно отнести львиную долю обуви, одежды, мебели, предметов гигиены и т.п.

Конструкция и размеры товаров не позволяют их эффективно собрать, отделить, извлечь или очистить от загрязнений, даже если они произведены из перерабатываемых материалов. Это затрудняет формирование стабильных потоков вторичного сырья от операторов к переработчикам и переводит отходы в категорию неперерабатываемых. Например, бутылки ПЭТ с термоусадочной этикеткой выбраковываются, а с полипропиленовой — поступают на переработку. Маленькие крышечки, колпачки, трубочки — из перерабатываемых материалов, но не попадут на переработку через придомовой раздельный сбор; одноразовые контейнеры сделаны из разных материалов, но внешне одинаковые: и разделить нельзя, и вместе переработать нельзя.

Часть этих отходов может быть спасена для переработки с помощью специальных пунктов приема, но таких в России очень мало. Таким образом, мы снова сталкиваемся с тем, что раздельный сбор не может полностью решить проблему отходов.

Как нужно действовать

Существует два мнения. Сторонники решения проблемы отходов с помощью высоких температур настаивают, что сложноперерабатываемые отходы были, есть и будут, поэтому надо смириться с этим и сжигать их безопасно и с пользой — например, получая из мусора энергию. Главный аргумент — опыт европейских стран, где функционируют сотни мусоросжигательных заводов. В действительности, в России такой тип энергетики неконкурентоспособен из-за дешевизны газа и угля, а строгость природоохранного законодательства «компенсируется» избирательным надзором и контролем. Россияне не верят, что сжигать будут только не поддающееся переработке и что это безопасно для окружающей среды.

Эксперты в области циклической экономики и устойчивого развития говорят, что сжигание отходов — это уничтожение невозобновляемых ресурсов планеты и этот способ не подходит человечеству, если мы хотим перейти к устойчивому развитию и циклической экономике. Сторонники такого подхода предлагают изучить состав и происхождение сложноперерабатываемых отходов и принять меры к тому, чтобы они вовсе не образовывались или подлежали переработке легко и полностью.

Таким образом, план по решению проблемы отходов в соответствии с Целями устойчивого развития выглядит так (меры изложены в приоритетной последовательности):

Исследовать состав отходов по материалам, конструкциям, количеству и источникам образования. Определить, какие товары и упаковку необходимо стандартизировать и унифицировать, где применить иной материал, а от чего — вообще отказаться. Далее следует разработать соответствующие меры. Целей две — заменить одноразовые товары многоразовыми альтернативами, сделать все отходы легко собираемыми и перерабатываемыми. Если заменить одноразовые бумажные стаканчики для «кофе с собой» на многооборотные залоговые или поощрять отпуск напитков в свою тару, то количество сложноперерабатываемых отходов значительно уменьшится. Термоусадочная этикетка на ПЭТ-бутылках не является жизненно необходимой — отказ от нее позволит направить на переработку тару от питьевых йогуртов и других напитков. Если объединить усилия и договориться, что все контейнеры для салатов будут сделаны из одного материала, переработчики перестанут опасаться засоров и станут охотнее брать такое вторсырье. От упаковки из полистирола следует вообще отказаться, так как она небезопасна в использовании и не востребована у переработчиков.

Создать в России доступную и массовую многопоточную инфраструктуру для раздельного сбора — установить во дворах и на улицах контейнеры для разных видов вторсырья и смешанного мусора, построить перерабатывающие заводы, организовать логистику. Где взять деньги? У бизнеса — использовать средства от реализации расширенной ответственности производителя за утилизацию своей продукции (РОП). Этот инструмент хорошо зарекомендовал себя в странах Европы.

Запустить в России индустрию сбора и переработки пищевых отходов в компост и биогаз. В результате очистки, обрезки и остатки еды, с одной стороны, не будут загрязнять пригодное к переработке вторсырье, с другой — вернутся в природный цикл.

Развивать отрасль переработки отходов. Прежде всего, необходимо создать спрос на продукцию с использованием вторичного сырья.

Читатели могут спросить: «Все это здорово, но это на будущее. А сейчас что с отходами делать?» На этот вопрос власти не в состоянии правильно ответить уже как минимум лет десять. Предлагаемые экспертами меры игнорируются или откладываются на завтра. Время упущено, а воз и ныне там. Поэтому надо начинать работать на будущее, чтобы оно было чистым и привлекательным.

Автор: Анна Гаркуша
Фото: iStock