«Бизнесу необходимо внедрять модели циклической экономики»

Сооснователь зеленого движения «ЭКА» — о том, что сделает нашу промышленность ресурсоэффективной

За последние 30 лет Россия подписала ряд европейских конвенций об опасных отходах и климатических изменениях, приняла федеральные и региональные экологические программы, требующие выполнения определенных обязательств. Однако проблема образования и последующей ликвидации промышленных отходов по-прежнему остается острой. Россия значительно отстает в ее решении от своих европейских партнеров. О том, на какие болевые точки указывают экологи, как власти и бизнес могут помочь в решении сложных, комплексных вопросов, в интервью Лиге зеленых брендов рассказала председатель правления Зеленого движения «ЭКА» Татьяна Честина.

Что происходит с ресурсоэффективностью нашей промышленности, что препятствует ее повышению?

Серьезное препятствие на пути повышения ресурсоэффективности — доминирование в нашей стране сырьевой модели развития. Обрабатывающая промышленность развита недостаточно. Отсутствует эффективная система не только обращения с отходами, но и предотвращения их образования.

Важность принципов циклической экономики государством признается. В частности, в законе «Об отходах» закреплены принцип максимального использования сырья, приоритет предотвращения и сокращения образования отходов и их переработки перед захоронением и сжиганием — в качестве основных направлений госполитики.

Задачи по ресурсоэффективности, ответственному производству и потреблению отражены в Целях устойчивого развития ООН, обязательства по выполнению которых приняла на себя и Россия. В 2020 году Коалиция за устойчивое развитие страны, куда входят ученые, независимые исследователи, журналисты, общественные деятели и активисты, при поддержке портала Plus-one.ru подготовила гражданский обзор реализации ЦУР в РФ.

Однако государство, объявив о приоритетной госполитике по сокращению и предотвращению образования отходов и их повторному использованию, не разработало планов и целевых показателей. Бизнес пока не принимает активного участия в решении этих вопросов.

Что можно сделать для исправления ситуации?

Вызов для России и отечественной промышленности состоит в том, что страны, от которых зависит наша экономика, начали масштабный переход на «зеленый» уровень технологического развития. Например, Европейский союз объявил о новой программе развития «Европейский зеленый курс». Схожие пакеты мер принимают и другие страны. Введение трансграничного углеродного налога заметно снизит конкурентоспособность целого ряда отечественных отраслей, так как российские экспортные товары являются одними из самых углеродоемких в мире.

Нашему государству также необходимо поддерживать и поощрять повторное использование, другие способы продления жизненного цикла товаров, переход на легко перерабатываемые материалы. А негативные экономические стимулы (штрафы и другие ограничения) — применять для сокращения и вывода из оборота одноразовых неперерабатываемых или трудноперерабатываемых товаров и упаковок. Соответствующие рекомендации недавно дала и Счетная палата РФ, по итогам анализа хода «мусорной» реформы.

Еще одно поле для действий — это обязательства и цели по внедрению государственных «зеленых» закупок и требование обязательного включения экологических критериев в госзакупки — например, приоритет продукции с применением вторсырья.

Что может сделать по этим масштабным направлениям бизнес?

У российских компаний есть огромный потенциал по повышению ресурсоэффективности.

Для этого нужно:

— рационально использовать первичные и вторичные ресурсы;

— развивать чистые и эффективные технологии, институты экосертификации и экомаркировки;

— развивать обрабатывающую промышленность, в том числе современные высокоэффективные производства;

— минимизировать образование отходов, повысить ответственность промышленных компаний за ликвидацию причиненного ими вреда окружающей среде.

Бизнесу необходимо внедрять новые бизнес-модели, соответствующие концепции циклической экономики. Они позволяют снизить энергоемкость, повысить ресурсоэффективность, минимизируют образование отходов и не стимулируют избыточное потребление. Это, например, модели шеринговой экономики, основанные на принципе «пользоваться, а не владеть». Это меры по минимизации образования отходов уже на стадии дизайна и проектирования товаров и упаковки.

Есть ли у российского бизнеса удачные примеры повышения ресурсоэффективности?

Хорошие кейсы компаний есть в приложении к Гражданскому обзору программы ООН «Цели устойчивого развития». Например, по Цели 12 «Обеспечение перехода к рациональным моделям потребления и производства» разбираются лучшие практики компаний Paulig, «Балтика», «Азбука вкуса» и фонда «Второе дыхание».

Беседовал: Владимир Хейфец
Фото: iStock